Фонд единения религий и философий

План реализации

Юридические вопросы

Финансирование

Хоз. предприятия

Музей единения религий

Отдел собирательства

Отдел синтеза

Отд. распространения

История музеев

Школа Этики

О школе

Поисковая программа по текстам религий

Версия 2.1

Demo-версия

Приобрести

Вопросы

Единство Религий

Статьи о религии

Единое Учение

Религиозная Этика

Искажение Писаний

Религия и Наука

Научное познание

Библия в свете науки

Религия и Искусство

Поэзия и проза

Фотоэкспозиция

Сотрудничество

Распространителям

Полезные ссылки

Интересные события

Сайт

Обновления сайта

Рейтинг посещаемости

religare@list.ru


Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100

Агни Йога о ЛЮБВИ

Сердце, 72

Множество уже близких возможностей разлагается людскими жалобами, порожденными саможалением. Когда люди начинают взвешивать, сколько кто пожертвовал и сколь мало получил от Учителя, то смысл Учения пропадает. Люди учитывают полученное, как плату поденщика, не соизмеряя получение с вечностью, для которой они существуют. Как неприложима мысль оплаты добрых намерений со смыслом совершенствования! Но нужно сказать, что многие предпочитают обрядиться поденщиком не из сердечной испорченности, но из невоспитанности воображения. У многих чувствознание Вечности отсекается устремлением к саможалению. Но повторено во всех Учениях о тяготе плоти, чтоб устремить внимание к преимуществу духа. Нужно принять Учение, как начало к истинным преимуществам, которые не могут быть отчуждены. Нужно оценить, как Учение углубляет сознание и действительно дает в жизни возможности, если они не отвергнуты. Это простое соображение редко принимается во внимание; люди предпочитают жаловаться в пространство, вызывая на себя каменный дождь. Но не устрашать будем, иначе скажут о недостатке ЛЮБВИ. Явлению ЛЮБВИ люди приписывают такие странные обстоятельства, что кажется, что их ЛЮБОВЬ живет на монетном дворе! Между тем нужна ЛЮБОВЬ для пути в Беспредельность. Проводник так нужен; когда мы на гладких скалах ищем в последнем напряжении спасительную нить, тогда Рука Ведущая коснется нас.

Сердце, 75

Любовь, подвиг, труд, творчество - эти вершины восхождения при любой перестановке сохраняют восходящее стремление. Какое множество привходящих понятий они заключают в себе! Какая же ЛЮБОВЬ без самоотвержения, подвиг без мужества, труд без терпения, творчество без самосовершенствования! И над всем этим воинством благих ценностей водительствует сердце. Без него самые терпеливые, самые мужественные, самые устремленные будут холодными гробами! Отягощенными знанием, но не окрыленными, будут бессердечные! Тяжко не поспевать к Зову! Тяжко не следовать вполне за Иерархией! Часто люди пытаются скрыть от самих себя отказ от Иерархии. Можешь ли, путник, чистосердечно признать готовность свою следовать за Иерархией? Может быть, готовность твоя лишь до первого поворота, до первой ступени, где лишь Иерархия может помочь? Не забудешь ли ее именно в час трудный или будешь помнить Иерархию только в избытке? Даже при начале учительства вы не раз изумлялись поворотам и уклонениям даже близких. Можете понять все прискорбие видеть, как на пороге часто ученик стремительно убегает в лес. Моя рука неотступно с идущим в полной готовности.

Сердце, 112

Не только токи, но и зовы пространства нарушают физическое равновесие. Множество тянется к магниту пламенного сердца. Зовут в страдании - и ВЕЛИКОДУШНОЕ сердце не может отказать зовущему. Так устремление к магниту может отнимать энергию его, но это неизбежно, и каждый магнит подлежит этому условию. Конечно, потенциал сердца только возрастает от этих упражнений. Но явление зовов имеет другое важное значение, ведь пространство пронизывается лучшими устремлениями, и эти лучи плетут светлую сеть мира. Понявшие сеть лучших зовов поймут подвиг отшельничества, которое вовсе не одиночество, но, наоборот, служение, открытое страждущим. Конечно, приближаются новые люди, нужно давать им пищу духа; можно видеть, как посылаю их, чтобы нужные опоры строились.

Сердце, 242

Говоря о качествах ЛЮБВИ, отметим ЛЮБОВЬ задерживающую и ЛЮБОВЬ устремляющую. По существу, первая - ЛЮБОВЬ земная и вторая - небесная. Но какое множество созиданий разрушено первой, и такое же множество окрылено второй. Первая знает все ограничения пространства и сознания, но вторая не нуждается в мерах земных. Она не затруднена расстояниями и суждениями о смерти. Первая знает мир как планету, вторая же даже не затруднится перед уничтожением планеты, ибо перед нею все миры. Истинно, вторая ЛЮБОВЬ идет как по физическому миру, так и по тонкому, и по огненному. Она зажигает сердца для радости высшей, и тем нерушима. Так расширим сердце не для Земли, но для Беспредельности.

Сердце, 243

Примем ЛЮБОВЬ как двигателя расширения сознания. Сердце не будет пламенеть без ЛЮБВИ, не будет нерушимо и не будет самоотверженно. Так принесем признательность каждому вместилищу ЛЮБВИ, она лежит на границе нового мира, там, где упразднены ненависть и нетерпимость. Путь ЛЮБВИ есть напряжение энергии космической. Так люди найдут свое место в Космосе. Не сухие листья, но лотосы пламенные; они будут уподоблены высшему миру. Конечно, Знамени Владык нужно помочь. Каждое проявление Знамени есть еще один светоч во тьме.

Сердце, 250

Известна достаточно нить, соединяющая физическое тело с тонким во время выхода последнего. Так же точно должна быть очувствована нить серебряная по Иерархии. Нельзя представить ее как нечто отвлеченное; она существует так же, как смерч, в котором сливаются небо и земля. Само образование нити серебряной по своему спиральному построению сходно со смерчем. Когда набухает энергия сердца в ЛЮБВИ и в преданности, тогда полетит в пространство сияющая спираль и, конечно, по закону притяжения встретится с лучом Учителя. Раскаленную среди вихря пространства - так нужно приучаться видеть и ощущать эту светоносную связь. Многие не видели даже смерчей, и потому сказанное для них, как пустой звук. Но пусть начнут соображать от самых грубоочевидных явлений и представят себе Беспредельность, где все возможно, где никакое рассудочное мышление не исчерпывает всего бытия.

Сердце, 278

Каждое чувство порождает энергию. Взаимное чувство удесятеряет энергию. Коллективное чувство создает мощь энергии, но единичное чувство должно быть напряжено, и взаимное собирательное чувство должно быть согласовано. В этом вся причина несильного воздействия современных чувств, ни одно условие напряженного чувства почти не соблюдается теперь. Между тем какая великая реальность отразилась бы в подъеме множества согласованных чувств! Древние называли чувство кузницей мощи. Не правда ли, как величественно чувство взаимной ЛЮБВИ? Не ниже стоит мощь взаимной признательности. Несокрушимо чувство героизма самоотверженного; так можно создать прекрасные башни и твердыни. Но откуда придет согласованность? Не от рассудка, не от извилин мозга, но из сердца, от Света. Лишь чувство злобы предоставим темным. Среди дымных искр красных не будет согласия.

Сердце, 374

Милосердие, сострадание, сожаление, ЛЮБОВЬ и все благие устремления, так указанные Нами, разве не являются чудесными путями сообщения с высшими энергиями? Нужно привыкать смотреть на эти светлые качества, как на действительное средство, соединяющее с высшими мирами. Без этих качеств всякая астрохимия будет астроядом. Издревле понимали алхимики значение светоносного соединительного вещества, идущего из сердца. Потому эманации сердца постоянно творят светлое вещество, которое назовем как бы смыслом психической энергии. Конечно, и обратная сторона пытается по-своему решить эту задачу. Но вместо светлого творчества сердца они ищут семянное творчество и пытаются этим способом найти то же соединяющее вещество. Не буду повторять его название. Колдуны первых трех степеней пользуются семянным веществом для соединения с пространственными энергиями. Не стоит пояснять, что их насильственные меры недостаточно сильны и длительны в процессе. Несравнимы они с огнем сердца!

Сердце, 389

Предпочтительно уговорить себя в том, что сердце вовсе не наш орган, но дано для высших сношений. Может быть, если люди начнут считать сердце чем-то ссуженным свыше, они отнесутся более бережно. Некий отшельник вышел из своего уединения с вестью, говоря каждому встречному: "Имеешь сердце". Когда же его спрашивали, почему он не говорит о милосердии, терпении, преданности, ЛЮБВИ и всех благих основах жизни, он отвечал: "Лишь бы не забыли о сердце, остальное приложится". Действительно, можем ли обратиться к ЛЮБВИ, если ей негде пребывать? Или где поместится терпение, если обитель его закрыта? Так, чтобы не терзаться неприложимыми благами, нужно создать для них сад, который откроется среди осознания сердца. Станем же твердо на основе сердца и поймем, что без сердца мы - шелуха погибшая.

Сердце, 390

Кто ЛЮБИТ цветы, тот на пути сердца. Кто знает устремление ввысь, тот на пути сердца. Кто чисто мыслит, тот на пути сердца. Кто знает о мирах высших, тот на пути сердца. Кто готов к Беспредельности, тот на пути сердца. Так будем звать сердца к познанию Источника. Правильно понять, что сущность сердца принадлежит как к тонкому, так и к огненному мирам. Можно осознавать миры в сердце, но не в уме. Так мудрость противоположна уму, но не запрещено украсить ум мудростью.

Сердце, 418

Если еще успеете уговорить людей, что сердце участвует в милосердии, сострадании и ЛЮБВИ, то другие области сердца останутся непонятыми. Разве, если будете говорить о космогонии, рассудок не поставит перед вами тысячу неизвестных? И без мужества сердца эти беседы потеряют высшие пределы. Также без участия сердца вы не можете говорить о качестве, которое лежит в основе всего сущего. Качество отвергнуто рассудком, но уже видите, как опрокидывается жизнь без почитания качества. Лишь сердце будет радоваться истине качества. Так поймем, почему после сложных вычислений остается спасение лишь путем сердца. Пламень неукротимый, ужас яда распущенного могут быть лишь сердцем встречены. Притом нужно начать познание сердца с первых ступеней, ибо день вчерашний от сердца отказался. Тоже не худо, ибо таким образом мы как бы получили новое сокровище. Люди так ЛЮБЯТ новое, и после систем интегральных заманчиво получить новую игру в сердце. Дети ЛЮБЯТ игры, похожие на игры больших.

Сердце, 449

Правильно заметили, что Бхакти Йога тоже имела действие сердечное, но разница в том, что Бхакти Йога и шла путем чувства ЛЮБВИ, не заботясь об остальном ощущении космических явлений и лучей, ведущих за пределы планеты. Наука с трудом может ведать пути Бхакти Йоги. Но теперь сердце ведет двойную работу - к миру ЛЮБВИ сердце ведет кругами Мира Тонкого и Огненного. К мирам высшим поведет ЛЮБОВЬ торжественная, прочие виды ЛЮБВИ не найдут пути в Огненном Мире. Но торжественность, к которой пытаюсь приучить вас, ведет в самые пылающие волны достижения. Не проста Благодать, являющаяся среди торжественной преданности, но прекрасен доспех торжественный.

Сердце, 453

Поистине, ничто не повторено во вселенной. Но все-таки самым индивидуальным останется сердце человека. Но кто же измерит эту бездну? Кто же примет на себя задачу разъяснить и твердить народам о сердце? Не законники, не врачи, не воины, не священники, но сестры Великой Горы примут на себя торжественную обязанность возложить руку на болящее сердце, другою рукою указав на беспредельную Благодать. Кто же сумеет понять торжественность ЛЮБВИ, соединяющей серебряную нить с твердынею Сердца Высшего? Потому так посылаем сестер на подвиг сердца. Нельзя явить необъятность Высшего Сердца в понимании неявленного сознания. Но вы должны уже преуспевать в усвоении торжественности. У вас уже должна создаться заботливость не оскорбить торжественности чем-то мелким, несоизмеримым. С такою мерою пойдут на Служение сестры Горы. Так они оградят сердца народные от мерзости и смрада, порожденного тьмою.

Сердце, 476

Даже самое нежное, самое сострадательное сердце должно быть не лишено мужественности. Сердце есть камень, на котором созидаются твердыни. Может ли стоять твердыня без мужественности и торжественности? При самых тесных обстоятельствах мужественность дает размах кругозору и торжественность устремляет ввысь. Не надо уставать в поисках мужества и торжественности. Мужество может быть или засыпано осколками разрушения, или вообще недоразвито. Это качество принадлежит к разряду развиваемых. Каждое мужество имело испытание в прошлом, но зато воспламенение мужества не трудно, когда клинок его побывал в бою. Люди часто употребляют прекрасные выражения, не считаясь с происхождением их. Они правильно говорят: загорелось сердце или воспламенился дух; значит, они когда-то помнили об огне сердца, но теперь стыдятся этого огня. Они, прежде всего, готовы объяснить свое прекрасное слово или суеверием, или причудою кормилицы-сказительницы. Но в лучшие сроки будем вспоминать об огне, о мужестве и торжественности. ЛЮБОВЬ, заключенная в чистой торжественности, всегда нуждается в защите от темных оскорбителей. Мужество является щитом, и огонь соединяет струи свои в пламенный меч. Не случайно утверждаю мужество; оно укрепит кругозор.

Сердце, 498

Опровержение Учения может быть разнообразно: кто-то вообще не может вместить Учение, так же как вообще не принимает мудрых советов. Но гораздо опаснее, кто понимает ценность Учения, но сознательно противоречит, ибо уже находится на темном служении. Так с людьми и бывает, когда самые, казалось бы, уже явленные устремления вдруг преломляются. Так происходит от недостатка сердечного воспитания. Этот предмет нужно проходить и в семье, и в школе. Нужно придать ему не вид опыта, но твердо вести развитие памяти, внимания, терпения, доброжелательства и после обратить наблюдательность за ощущениями сердца. Так будет заложена торжественность и ЛЮБОВЬ к Прекрасному. Так определится граница Света и тьмы. Дети ЛЮБЯТ Свет.

Сердце, 509

Где же то чувство, где же та субстанция, которой наполним Чашу Великого Служения? Соберем это чувство от лучших сокровищ. Найдем части его в религиозном экстазе, когда сердце трепещет о Высшем Свете. Найдем части в ощущении сердечной ЛЮБВИ, когда слеза самоотвержения сияет. Найдем среди подвига героя, когда мощь умножается во имя человечества. Найдем в терпении садовода, когда он размышляет о тайне зерна. Найдем в мужестве, пронзающем тьму. Найдем в улыбке ребенка, когда он тянется к лучу солнца. Найдем среди всех уносящих полетов в Беспредельность. Чувство Великого Служения беспредельно, оно должно наполнить сердце, навсегда неисчерпаемое. Священный трепет не станет похлебкою обихода. Самые лучшие Учения превращались в бездушную шелуху, когда трепет покидал их. Так среди Битвы мыслите о Чаше Служения и принесите клятву, что трепет священный не оставит вас.

Сердце, 568

Сновидения и видения из прошлых жизней имеют всегда значение. Из Астрального Архива как бы вспыхивает страница, напоминающая одинаковость настроения текущего времени. Беру пример последнего видения. В час утомления от людей первая увиденная нужда заставила немедленно оказать помощь. Это и есть путь Бодхисаттвы, когда мы забываем и утомление, и себя, чтобы помочь. Поистине, велика энергия, так порожденная; о ней везде сказано, как о ЛЮБВИ ближнего. Не рассчитывает такая ЛЮБОВЬ, но действует без промедления. Так из глубины Тонкого Мира являются картины прошлого. Значительна подробность, когда слуга услаждения мешал на пути подвига, но ничто не остановило стремления. Также еще раз была показана терпимость ко многим обывателям, с которыми не раз приходилось встречаться. Терпимость и терпение - тоже путь Бодхисаттвы. Не на облаках этот путь, но на Земле; чад велик - и тоже нужен путь Бодхисаттвы. Именно нечеловечески ничтожен этот чад, но по сердцу он режет, как соленая вода. Пользуйтесь горным воздухом, не утомляйтесь, даже водолаз не должен погружаться утомленным. Именно с водолазом можно сравнить погружение в человеческие отбросы. Он готов помочь утопающему, но сам нуждается в доступе воздуха. Не преувеличиваю, вам нужен воздух при Армагеддоне. Прана - как пища сердца. Нельзя помочь вам каким-нибудь подлым способом, по заданию должны быть и средства. Но часто люди совершенно не признают языка сердца, тогда нужно напряжение сердечной энергии, иначе говоря, расходование духовных сокровищ. Уже не мало брошено их в мир, по закону бытия растут они, но сердцу не легче оттого. Потому будем бережны и будем помнить о водолазе.

Сердце, 573

Правильная мера даяния есть мера ЛЮБВИ и ответственности. Мало дать будет против ЛЮБВИ, но не лучше дать слишком много. Недостойна скупость, но нецелесообразно даяние, ведущее к предательству. Как недостаточная пища ведет к голоду, так чрезмерная приведет к отравлению. Без преувеличения можно утверждать, что число предательств значительно возросло от чрезмерного даяния. Множество условий должен принять во внимание Учитель, дающий и доверяющий. Он должен сообразоваться не только с личными достоинствами получающего, но и со свойствами его близких, и кармическими, и астрологическими обстоятельствами. Сердце утонченное подскажет, как разобраться в этом сложном течении условий. Потому Мы так ценим эту меру сердца. Путь Бодхисаттвы заключает в себе эту сущность меры. Никакое рассуждение не убережет дающего от чрезмерности, но сердце знает эти весы небесные.


Зов - Озарение - Община - Знаки Агни Йоги - Беспредельность - Иерархия - Сердце - Мир Огненный (I часть) - Мир Огненный (II часть) - Мир Огненный (III часть) - Аум - Братство

Внимание! Чтобы усвоить полный смысл выдержек - обращайтесь к первоисточнику! Выборочный поиск был осуществлен с помощью программы "Коллекция текстов и иллюстраций".

 
Добавить страницу в «Избранное» (Ctrl+D)
Copyright © religare.info